8 марта Украина отмечает Международный женский день. Хотя поначалу это был не праздник, а день борьбы за права женщин. В таком смысле его до сих пор отмечают во многих странах мира.

По этому поводу Сhas News рассказывает, как жилось украинкам во времена, когда женщины не имели права голоса, не могли найти работу по зову сердца и во всем должны (в соответствии с буквой закона) подчиняться мужчинам. И о том, как первые украинские феминистки пытались исправить ситуацию.

Эпоха бесправия

«С давних времен все ученые люди, которые пристально присматривались к жизни русского народа, признавали, что русины обращаются со своими женщинами гораздо ласковее, гораздо гуманнее и свободнее, чем их соседи. Свободная воля женщины находит здесь гораздо большее почитание, чем, например, у великороссов; в семье она занимает очень серьезное и почетное положение», — писал в 1882 году Иван Франко. Однако уважение и уважение еще не означали равноправие.

На протяжении многих веков украинской истории женщины находились в тени мужчин. Конечно, можно вспомнить княгиню Ольгу или Анастасию Маркович, жену гетмана Ивана Скоропадского, которой казаки посвятили поговорку «Иван носит плахту, а Настя — булаву». Однако это были исключения.

Сегодня женщины по всему миру борются против гендерной дискриминации при трудоустройстве и продвижении по карьерной лестнице, требуют равной зарплаты с мужчинами, выступают против домашнего и сексуального насилия. В середине XIX века, когда феминизм впервые громко заявил о себе, проблемы были те же, однако существовали в более гиперболизированном виде. И в Российской империи, и в Австро-Венгрии, в состав которых входило большинство украинских земель, женщины почти не имели прав.

украинская женщина

Российское законодательство предусматривало, что жена должна была подчиняться своему мужу, а проживать отдельно или наниматься на работу только с его согласия. Жены и дочери получали меньшую часть наследства по сравнению с мужчинами. Свободно пользоваться в браке женщины могли только своим приданым. В сельской местности гендерные отношения регулировались обычным правом, которое также закрепляло ведущую роль мужского пола во всех областях. Хотя в реальной жизни положение крестьянок было гораздо выше по сравнению с представительницами господствующих верст, что объяснялось тяжелым трудом и вкладом в домашнее хозяйство.

Австрийский гражданский кодекс также трактовал женщину как личность несамостоятельную, нуждающуюся в постоянной опеке мужчин как в частной, так и в публичной жизни. Муж определял место жительства семьи, распоряжался деньгами и имуществом, в том числе и приданым. А в правовых вопросах женщина была недееспособной. В частности, кодекс запрещал женщинами выступать свидетелями при составлении завещаний, приравнивая к детям, монахам, безумным, слепым, глухим и немым.

Еще хуже была ситуация в сфере политических прав. В самодержавной России до 1905 года вообще не предполагалось существование общегосударственных представительных органов, а к формированию небольшого количества выборных учреждений (например, таких, как городские думы) допускалось очень незначительное количество населения — и исключительно мужчины. После образования земств участвовать в их выборах разрешили части самых богатых женщин, которые самостоятельно вели хозяйство. Однако не прямо, а через уполномоченных представителей — мужчин.

В Австро-Венгрии женщины, которые соответствовали фискальному цензу, имели право голоса на выборах органов местного самоуправления, однако реализовать его могли только через посредство мужчин. К выборам парламента женщины не допускались.

В основе такого законодательства лежали патриархальные взгляды и суждения о назначении женщины, теоретическим основанием которых выступало христианское учение, согласно которому женщина была создана после мужчины и должна выполнять функцию его помощницы. Самые радикальные защитники «традиционных ценностей» вообще утверждали, что у женщин кровь имеет больше воды, мозг меньше, уровень способностей ниже, чем у мужчин, а функции материнства серьезно истощают организм. В лучшем случае женщин изображали как воспитательниц, хозяек и хранительниц домашнего очага.

Газета «Киевский телеграф» в 1860 году так описывала отношение общества к женщинам: «Большинство нашего общества во взглядах на женщину не далеко ушло от тургеневского Ефрема, по мнению которого, «жена дарована мужчине для удовольствия. В наших слоях женщина вообще воспринимается в роли игрушки мужчины, а в низших — стоит на уровне тягловой силы».

На рассвете феминизма

В 1791 году одна из первых феминисток Олимпия де Гуж подала во французский революционный парламент «Декларацию прав женщины и гражданки», которая предполагала уравнение в социальных и политических правах женщин и мужчин. Документ не оценили, а его автора через два года казнили на гильотине. Однако движение за права женщин никуда не исчезло и в середине XIX века загорелось с новой силой. Главным требованием феминисток было предоставление женщинам избирательных прав. Самые радикальные суфражистки действовали в Британии. Пытаясь достучаться до власти, они объявляли голодовку, разбивали окна в правительственных зданиях и магазинах, поджигали церкви и оставляли взрывчатку в парках (хотя пытались избегать жертв во время своих атак). 

Первые украинки, вставшие на защиту своих прав, к таким радикальным действиям не прибегали. Начиналось женское движение с малого — создание обществ взаимопомощи и благотворительных организаций, которые организовывали детские сады и приюты, боролись с проституцией и помогали нуждающимся. Первым революционным требованием было предоставление права женщинам на обучение в вузах. Тогда девушки более или менее свободно могли получить только начальное образование и, при большом желании, среднее. А вот в университеты женщин не пускали, что значительно ограничивало их возможности для профессионального роста.

В 1860 году на волне либеральных реформ в Российской империи киевлянки подали петицию о праве посещать лекции в университете Святого Владимира. В следующем году с таким же ходатайством выступили харьковчанки. Профессора и чиновники посовещались и разрешили. Конечно, посещение отдельных лекций не приближало женщин к получению систематического университетского образования, однако доступ к традиционно мужским образовательным учреждениям уже выглядел победой. Но продолжалась она недолго. В 1863 году царское правительство передумало и категорически запретило «лицам женского пола посещать университетские лекции».

Женское образование в Российской империи

Женщины с таким решением не смирились. Те, кто имел достаточно средств, начали образовательное паломничество в европейские университеты — в первую очередь в Цюрих, а другие продолжали бомбить правительственные инстанции петициями о доступе в вузы или пытались организовать подпольные университеты.

Консервативные круги такое стремление к высшему образованию не понимали, считая, что оно развращает женщин, отвлекает от привычной роли матери и жены и одурманивает головы революционными идеями. Впрочем, в 1878 году правительство все же пошло на уступки, разрешив открыть в Киеве Высшие женские курсы, которые представляли собой нечто среднее между гимназией и университетом. Примечательно, что их первый глава профессор Сильвестр Гогоцкий, жена которого выступила одним из инициаторов открытия курсов, во вступительной речи заявил, что «женский разум не настоящий, не мужской». Правительство, в свою очередь, наказывало киевскому губернатору тщательно следить за ученицами и при первых проявлениях антигосударственной агитации закрыть учреждение. В результате курсы проработали всего 11 лет. За это время здесь получили образование более тысячи женщин, многие из которых впоследствии проявили себя на революционном поприще.

Від Давнього Риму до Голлівуду. Як пуритани захищали «традиційні цінності»

Только после революции 1905 года правительство разрешило заново открыть высшие женские курсы в Киеве, Харькове и Одессе. Также в течение 1905–1908 годов женщинам разрешали посещать лекции в университетах. А в 1914 году первой женщиной — приват-доцентом университета Св. Владимира стала химик Мария Васюхнова, выпускница Берлинского университета. В 1916 году ей компанию составила историк Наталья Полонская-Василенко, окончившая киевские Высшие женские курсы. 

Похожий путь в борьбе за высшее образование женщины прошли и в Галичине. Они присылали соответствующие петиции местным органам власти и австрийскому парламенту, организовывали лекции и в 1897 году добились права на обучение во Львовском университете (сначала только на философском факультете).

Литература и политика

Первой феминисткой в Украине, выступавшей за уравнение мужчин и женщин во всех сферах, стала Наталья Кобринская. Она родилась в известной галицкой семье Озаркевичей, рано потеряла мужа и погрузилась в женское движение. Феминистические идеи главным образом она продвигала через литературу. В своих рассказах Кобринская критиковала патриархальные стереотипы и выступала за необходимость духовного раскрепощения женщин. Впоследствии такой же путь избрали Ольга Кобылянская, Елена Пчилка, Леся Украинка и еще многие украинские писательницы. 

Усилиями Кобринской в Станиславове в 1884 году начала деятельность одна из первых украинских женских организаций — «Общество русских женщин». «Мы поставили себе цель влиять на развитие женского духа через литературу, потому что литература была всесторонним образом ясных и темных сторон общественного устоя, его потребностей и недостатков», — говорила на ее первом заседании активистка. Кобринская планировала, что общество запустит выпуск первого чисто женского издания для продвижения своих идей. Однако впоследствии оказалось, что у нее не так уж много единомышленников. Большинство участниц общества, происходивших из консервативных семей греко-католических священников, предпочли сосредоточиться на благотворительной деятельности. В конце концов, собранные организацией средства решили потратить не на альманах, а на приобретение серебряной чаши для первого епископа новой Станиславовской епархии УГКЦ Юлиана Пелеша. После этого Кобринская покинула организацию, но не прекратила деятельность.

Ольга Кобылянская, Елена Пчилка

Она организовывала митинги и сбор подписей с требованием доступа женщин в университеты и предоставления им избирательных прав. А в 1887 году вместе с Еленой Пчилкой осуществила свою мечту и издала первый чисто женский альманах «Первый венок», в который вошли произведения, написанные писательницами. Со временем Кобринская организовала издательство «Женское дело», выпускавшее «феминистическую» литературу.

Хотя женское движение в Украине в силу консервативности большей части общества и не было массовым, на него не могли не обращать внимание украинские политические силы. В Западной Украине народовцы разработали стратегию органического труда в пользу русинов Галичины, в которой отдельное место отводилось и женщинам. Так, один из ее авторов Владимир Барвинский настаивал, что именно жены в семьях должны «согревать и разжигать патриотические сердца». А для этого они должны получить доступ к надлежащему образованию и приобщаться к работе общественных организаций, в первую очередь, благотворительных и культурно-просветительских.  

При этом большинство политиков того времени критически относились к феминистическим движениям западного образца. Так, депутат Галицкого сейма Теофил Окуневский в 1893 году, выступая за создание первой женской гимназии в Галичине, уточнял, что «не планирует создавать эмансипаторов с короткими стрижками и папироской в устах».

Двічі перша. 37 років тому титул «Міс Америка» вперше отримала темношкіра жінка

Когда же в конце XIX — начале XX века в Галичине появились первые украинские партии, ни одна из них не поддержала идею создания отдельных женских отделов. А в 1912 году на тайное собрание политических партий пригласили только мужчин, объяснив, что «совещание должно сохранять серьезное, уважительное и деловое настроение и поэтому не могут иметь доступ женщины».

В Приднепровской Украине женское движение перешло в политическую плоскость после революции 1905 года. Одним из главных ее достижений стало основание Государственной думы, но к ее выборам было допущено только мужчин. Тогда и образовался Всероссийский союз равноправия женщин, требовавший предоставления женщинам избирательных прав. Из 69 ее отделений 9 действовало в украинских городах. Одновременно начали открываться разнообразные женские клубы и общества, также выступавшие с требованиями равноправия женщин. Однако добиться ощутимых результатов удалось только после последующей революции 1917 года.

Митинг за избирательные права женщин в Петрограде

Началась она вообще с массовой женской манифестации в Петрограде с требованием хлеба и мира. Это произошло 23 февраля, а по новому стилю — 8 марта (именно поэтому эту дату впоследствии большевики и выбрали для празднования Международного женского дня, в предыдущие годы он еще не имел привязки к конкретной дате). Временное правительство, сформированное после свержения царизма, обещало ввести всеобщее избирательное право, но без уточнения, распространяется ли оно на женщин. В результате 19 марта Российский союз равноправия вывел на улицы столицы 40 тысяч протестующих, после чего чиновники приняли женский ультиматум и подтвердили, что женщины могут свободно участвовать в выборах.

Впоследствии пункты о равенстве женщин и мужчин включили в конституции УНР и ЗУНР. Украинские женщины одержали первую большую победу в борьбе за свои права.

Чарівна таблетка. Що пов’язує аспірин з героїном, розвідниками та Книгою рекордів Гіннеса